По мотивам книги Игоря Померанцева. Часть вторая: американский пул, стол для снукера и поэзия…

Бизнесмен Александр Шлепянов, житель Лондона и заядлый игрок  в снукер, рассказывает  как стол для снукера вошел в его жизнь, и о различиях русских полуподвальных залов с местными бильярдными.

-         Русская бильярдная и английский снукерный клуб – совершенно разные вещи. Простая русская бильярдная, особенно не элитарная, а обычая городская, всегда была наполовину “малиной”. Это было место встречи уголовников, и власть поэтому и допускала существоаваие таких бидбярдных, так как запускала туда своих осведомителей.

Англия же всегда была клубной страной, поэтому снукерный клуб имеет соответсвующую атосферу. Здесь по большому счету можно встретить довольно респектабельную публику. Я не разу не слышал, чтобы в таком клубе предлагали наркотики, или вообще речь шла о преступном бизнесе…

А на счет игры – я думаю, что стол для снукера все-таки приживется в России.  Это просто очень логичный этап в развитии бильярда. В “американку”, например, может играть любой, лишь бы шар попал в лузу, “русская пирамида” требует уже каких-то навыков, а вот “снукер” – это что-то вроде шахмат. Ветераны бильярда и легенды “русской пирамида”, такие как Александр Межиров, Егор Митасов, Никодим Гиппиус, известные маркеры Василий Михайлович из Дома Кино, Сапожка из Дома писателей, легендарный мастер киев Чемоданов, – эти люди, конечно, на снукер не переучаться, им это и не нужно. Но у нового поколения другого пути нет – они встанут за стол для снукера.

-         Легенды русского бильярда уже показали себя в Англии. Как они смотрелись на фоне опытных снукеристов?

-         Да, несколько лет назад приезжал гениальный мастер “русской пирамиды” Ашот Потекян. Показал он себя очень достойно, но так и не вписался в снукерную элиту. Это неудивительно, освоить снукер в его возрасте тяжело. Ведь здесь опытные игроки впервые видят стол для снукера уже в пятиленем возрасте и тогда же начинают овладевать искусством игры: рассчитывают силу удара, продумывают длинные комбинации. А “русская пирамида” этому не учит. Поэтому до титанов снукера он, конечно, не дотянул, но заслужил их уважение. В Агнлии снукер – это спорт. Игрок должен погрузиться в него, освобидиьтся от материальных проблем, хорошо спать и быть спокойным за завтрашний день. А у Ашота Потекяна, конечно, этого не было, поэтому он вскоре вернулся в Россию.

-         Александр, скажите, а Вы, играя в снукер, больше зарабатывали или же проигрывали?

-         Были трудные времена, когда я только приехал, поход в снукерный клуб позволял заработать на ужин. Но англичане такой народ, что они предпочитают прекращать игру, когда видят, что их обыгрывают. У них отсутсвует наш азарт: отыграться любой ценой, удвоить ставки, вернуть проигранное! Тут наоборот, видя, что проигрывают, они отходят от стола для снукера.

-         Есть для Вас какая-то связь между бильярдом и поэзией?

-         Игра в Союзе помогала мне обрести независимость. У меня в подмосковной сторожке всегда было два стола, один – бильярдный, другой  – письменный.

Александр Межиров рассказал о своем опыте игры в американский “пул”:

- Мне приходилось бывать в бильярдном клубе на Бродвее, где играет почти девяностолетний старик. У него уже не те глаза и руки, но даже со связанными глазами он все равно обыграл меня. Почему? Да потому что я всегда играл в  русский бильярд, а он в пул, а это совсем другая игра. И скорее для классных профессионалов. Здесь надо уметь задавать шару вращетельные движения, а это  умение требует долгих тренировок.

В этом амеиканцы консервативны. Когда –то у меня была попытка внедриться в их игорный бизнес. Моя внучка живет в Неваде, город Рино. Так вот, ради меня она устроила пикник, на который были приглашены хозяева местных бильярдных. Он выслушал рассказ о том, что такое русский бильярд, как замечательно в нее играть, и в конце удивленно заметил: “У нас же есть свой бильярд, зачем на другой?”

А русский бильярд, несмотря ни на что, вдохновлял и сейчас вдохновляет поэтов. В завершении приводим стихотворение Александа Межирова, посвященное русскому бильярду:

Со школьной, так сказать, скамьи,
Из, в общем, неплохой семьи
Я легкомысленно попал
В гостиничный полуподвал.
Там по сукну катился шар,
И все один удар решал,
Маркер «Герцеговину Флор»
Курил и счет провозглашал.
Перед войной, передо мной,
Величественен и суров,
В перчатке белой, нитяной
Для протирания шаров.
Бомбоубежищем не стал
Гостиничный полуподвал.
Но в зале сделалось темно,
И на зеленое сукно,
На аспид фрейберовских плит
Какой-то черный снег летит.

Поделиться в социальных сетях:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Сайт Игоря Литовченко Я в социальных сетях: Facebook Twiter RSS
Hide me
Получите 5 лучших книг по бильярду ПРЯМО СЕЙЧАС!!!
Ваше имя: * Ваш e-mail: *
Show me
Build an optin email list in WordPress [Free Software]